НовостиМузыкаВидеоБлижний Круг
"Секунда" - Гришковец и Бигуди "Секунда"

Гришковец и Бигуди — "Секунда" — скачать

"Секунда" Гришковец и Бигуди
Гришковец и Бигуди
"Секунда"
2007
mp3
256
12
49:22
Трансляция в FB <СЕЙЧАС ВЫКЛЮЧЕНА>
Издатель: Снегири
Дата выхода: Февраль 2007
Количество треков: 10
Номер в каталоге: СНГ 027-2

Евгений Гришковец о новом альбоме «СЕКУНДА»:
«Серьезная, обстоятельная художественная работа. По отношению к предыдущим - это радикально новый альбом»

СНЕГИРИ представляют новую работу Евгения Гришковца и группы «Бигуди» - артистов, которые совместными усилиями смогли улучшить настроение миллионов людей, заставить их улыбнуться, увидеть прекрасное в естественном и естественное в прекрасном, остановить бешеный ритм мегаполисов внутри себя, чтобы прикоснуться к вечности. Иногда, чтобы постичь вечность, нужна всего лишь секунда. Если вы не можете заставить себя найти эту структурную единицу иллюзорного времени – попробуйте послушать новый альбом Гришковца и Бигудей – «Секунда»…

Мы все, безусловно, думали о том, что два успешных альбома - «Сейчас» (Real Records, 2003) и «Петь» («Снегири», 2004), записанных совместно Евгением Гришковцом и группой «Бигуди», непременно должны были найти свое продолжение. И оно пришло в виде четвертого номерного диска «Бигудей» под названием «Иначе», увидевшего свет в апреле этого года и представляющего собой переосмысленные и заново аранжированные инструментальные версии произведений, записанных ранее с участием Евгения.
И лишь самая проницательная публика почувствовала, что «Иначе» - вовсе не выполненный в оригинальной форме «зэ бэст» и никак не жирная черта, подводящая итог под этим причудливым, непривычным уху тандемом, но, вероятнее всего - ступень, ведущая к дальнейшей актуализации всего потенциала, заложенного встречей и началом творческого сотрудничества этих двух очень талантливых людей - актера, режиссера, драматурга, писателя и телеведущего Евгения Гришковца и композитора проекта «Бигуди» Макса Сергеева. Искренность, теплота и обаяние обоих авторов проекта всегда несли слушателю позитивный опыт, который можно смело обозначить одним из решающих факторов их феноменального успеха и на эфирных волнах, и на концертных площадках.

Произведения, созданные этими авторами совместно, по сути, не чисто музыкальные работы в привычном для публики понимании, но эксперимент, начавшийся на стыке жанров (не факт, что всего лишь двух, как многие могли подумать). Можно было предчувствовать, что эти жанры начнут встречные движения к взаимопроникновению и слиянию в последующих совместных альбомах, но каков будет результат – этого точно не мог сказать никто, включая самих авторов. Тем интереснее будет послушать альбом «СЕКУНДА»…

м и н и м и з а ц и я Г р и ш к о в ц а

Эта «формула» немного режет слух своей загадочностью, и, конечно, требует подробных разъяснений. Дабы немедленно остудить негодование самых преданных поклонников Евгения Гришковца, скажем, что изменения претерпели не количественные характеристики объема участия Гришковца в процессе рождения конечного «продукта», альбома «Секунда», а именно качественные. Они же обусловили и новый подход композитора Макса Сергеева к созданию музыкального полотна. В альбоме «Секунда» по-новому замешены и перетасованы музыкальная составляющая, литературная и, собственно, оригинальная исполнительская - манера подачи текста Гришковцом. Отныне Евгений говорит так, что уже и непонятно, говорит он или поет. Это даже сложно назвать речитативом. Голос набирает музыкальную силу и в большей степени берет на себя функцию музыкального инструмента.

Евгений Гришковец: «Это новое соотношение сложилось на основе большого концертного опыта. Песни, записанные ранее на альбомах, стремительно развивались в концертной практике: уменьшалось количество слов, повествовательность исчезала, и, как следствие, усиливалась музыкальная сторона. Было сильное желание развивать именно эту сторону, но уже не совершенствуя старые, а воплощая его в новых вещах, с новым пониманием того, что и как хочется играть на концертах. Мы стали двигаться в сторону обычной песенной структуры, где есть припев-куплет».

Макс Сергеев: «Сначала Женя принес нам какие-то тексты еще весной, на которые я начал пробовать сочинять музыку, и я понял, что меняются и его послание, и его отношение к тексту, и вследствие этого, музыка должна быть совершенно иной.

Евгений Гришковец: «Макс тут же откликнулся совершенно новыми по звучанию и по силе музыкального высказывания мелодиями. И нас тут же «прорвало», мы довольно быстро сочинили десять треков. Этот альбом писался по принципу, который позволяет работать с полупоэтическим текстом, сначала - тексты, потом - музыка. За это время было написано больше тем, и мною, и Максом, но какие-то из них пока что просто не состыковались. И теперь, когда мы делаем произведение с Максом, уже предполагаем, как это будет звучать на концерте в соответствии с нашими новыми желаниями, с учетом концертного опыта. «Минимизация Гришковца» – то, чего я хотел уже на нашем втором альбоме, чтобы меня было меньше, чтобы уйти от повествовательности. Первый альбом абсолютно повествовательный, почти рассказы. Литература сама по себе есть литература, но если мы переходим к музыкальному звучанию, то музыка не должна обслуживать текст, это должно быть цельным произведением, то есть песней, где соблюден баланс».

В новом альбоме Гришковец не сомневается относительно «внежанровости», он с полным правом называет новые произведениями песнями, и в этом вопросе вряд ли есть смысл с ним спорить – результат слишком очевиден. При этом ему не хочется чувствовать себя первооткрывателем, он пытается ориентироваться (это, конечно, ни в коем случае не означает подражать) на уже имеющуюся в современной музыке практику, и в первую очередь ссылается на записи М.Макларена и группы “The Stranglers” (где требующие профессионального подхода фрагменты пропеваются вторым вокалистом).

Макс Сергеев: «Сейчас Гришковец больше рассматривается как вокалист, как инструмент. Даже сам технический процесс создания песен строился таким образом: я, например, свожу трек и понимаю, что в этом месте будет лежать голос Гришковца, потому что фактически нагрузка в треке в этом месте именно на вокал – неважно, пропевается ли он, тянутся ли ноты. Поэтому можно говорить, что мы сделали песни. А для нашего проекта, это, безусловно, новый жанр. Эти песни невозможно будет интерпретировать так же, как это было сделано в альбоме «Иначе» со старым материалом. На альбоме «Секунда» невозможно заменить Гришковца каким-либо инструментом. Чем глубже и чем лучше сочетание музыки и содержания песни, тем сложнее их расчленить».

и н т о н а ц и о н н ы й д и а п а з о н

Нельзя не отметить изменившуюся вокальную манеру Гришковца. Поражает этот новый тембр, которым он подает свои высказывания. Знающие люди отмечают, что в последнее время он и в спектаклях начинает говорить другим голосом. Что-то меняется. И меняется у нас на глазах.

Евгений Гришковец: «В песнях с нового альбома есть мелодия, но связанная скорее все-таки с интонацией, а не с попаданием в ноты. Я не старался это делать специально, я просто так реагировал на музыку, свободно, появилась свобода отношений к этому. Наш старый трек «Лет’с кам тугезе» был первой такой попыткой в новом подходе, движении именно к этому альбому, но раньше была робость, которой теперь нет. Мы уже сыграли десятки концертов в разных клубах, сомнения исчезли. Раньше я чувствовал потребность извиниться перед публикой, сказать, что петь не умею, и даже в мыслях у меня такого нет. Извинялся за как бы антимузыкальность того, что происходит, и при этом внежанровость – вроде и не декламация, но и не песня. Я объявлял на концерте номера как «произведения». Сейчас уже есть та самая необходимая степень уверенности, не в себе, не в материале, а просто уверенность.
«Раньше слово и текст были важнее интонации, но сейчас мне важнее интонация. И в ней гораздо больше сообщения, больше мэссиджа, нежели в связном, логическом, обставленном знаками препинания тексте. Максу стало и интереснее, и сложнее работать с таким текстом как поводом для написания мелодии».

м у д р о с т ь и л а к о н и з м

В новом альбоме «Секунда» высказывания Евгения стали более мудрыми, лаконичными – а значит, более точными, и в этом плане автор заметно вырос. «Любовь равно мудрость, и чем Женя мудрее, тем больше в нем и в его творчестве любви», - размышляет Макс Сергеев. А сам Гришковец добавляет: «Вообще, песни про любовь – они всегда наиболее сильные».

Олег Нестеров: «Любого вокалиста самые мудрые учителя учат так: заставляют петь тем голосом, который ты имеешь – ничего не приукрашивая внутренне, не придумывая. Скорее всего, это шаг к своему тому голосу, которым Женя просто говорит в жизни, если говорить о точности. Я чувствую те нотки, которые слышу в спокойном разговоре с Гришковцом, те ощущения, которые получаю от беседы, и теперь их больше, нежели раньше, в период «Настроение улучшилось-1». Женю искрометного я и до этого знал, но когда мы говорили с ним о каких-то особенных, важных вещах, то тембр был именно таким».

я с н а я к р а с о т а а р а н ж и р о в о к

Макс Сергеев, лидер «Бигудей» - фактически единственный музыкант, оставшийся в группе из ее первоначального состава, - значительно далеко продвинулся от собственных самодеятельных корней. Альбом «Секунда» - очень серьезная и масштабная его продюсерская работа. К сотрудничеству были привлечены великолепные маститые сессионные музыканты, профессиональные вокалисты, весь их опыт и потенциал. Кто-то из них был уже хорошо знаком с проектом «Гришковец-«Бигуди», а кто-то слышал лишь имя Евгения благодаря его известности в театральной среде, но творческий интерес участия в рождении качественно нового с жанровой точки зрения материала стал решающим для всех приглашенных персон: певицы Ольги Дзусовой, басиста Антона Ревнюка, гитариста Ильи Шаповалова, солиста группы “Brainstorm” Ренарса Кауперса, харизматичной и юной вокалистки из Калининграда Татьяны Селиной, клавишника и кларнетиста Артема Михаенкина, значительно способствовавшего успешному контакту «электронщика» Сергеева со струнным квартетом академически подкованных музыкантов.

Евгений Гришковец: «Альбом «Секунда» с точки зрения музыки гораздо более индивидуальный, авторский, композиторский, чем все остальные, он очень точно проработан по всем партиям и деталям и даже в этом смысле стал в хорошем смысле немногословным. Максим перестал стесняться ясной красоты аранжировок, не мельчит со звуком, а выдает такой объемный, красивый, выпуклый звук.
Приглашенные музыканты участвуют в проекте в первую очередь потому, что им нравится это делать, это музыканты высокого уровня, с большим опытом, обладающие концертным драйвом и умеющие подавать музыку».

Макс Сергеев: «С «академиками» сначала было немного сложно. Они люди циничные, к музыке относятся скорее как к математике. Профессионалы, но с ними проще общаться жестко, по-продюсерски. С академической точки зрения, музыка моя проста, и, возможно, я не всегда правильно делаю так, как нужно, поэтому с удовольствием воспользовался помощью Артема Михаенкина в общении со струнниками, и в этом общении я много чему научился. Они много чего привносили, судя по результату, не просто формально выполняя свою роль, чувствовалось, что им по душе весь этот процесс. Илье Шаповалову я с удовольствием давал некий карт-бланш, ему неинтересно говорить: сыграть так или этак, такой подход вообще неинтересен с людьми, которые и сами могут все правильно почувствовать. Чем меньше будешь конкретизировать задачу такому музыканту – тем лучше будет результат. Он также сыграл на барабанах в некоторых вещах».

Сотрудничество же с лидером группы BRAINSTORM Ренарсом Кауперсом началось с того, что Евгений Гришковец дал ему послушать их с Максом Сергеевым совместный материал, о котором Ренарс отозвался достаточно лестно. Пришла идея сделать что-то совместное. И подходящая композиция в итоге нашлась – ею стал трек «Песня», который уже сейчас можно услышать на волнах радио «Максимум».

Евгений Гришковец: «В композиции «Песня» Максим сам пишет текст на английском языке, припев - для Ренарса, он как продюсер ориентируется именно на голосовые возможности Кауперса, полагая, что именно так это прозвучит наиболее выгодно. И Ренарс как творческий человек, маститый вокалист сразу же понял, как это легко ложится, ему нравится, потому что ничего не предлагают из того, что ему несвойственно. Максим даже продемонстрировал Ренарсу саму манеру исполнения, на что Ренарс сказал, что если бы спел обычным для себя образом, получилось бы слишком сладко».

Олег Нестеров: «Это самое сладкое в студии, когда встречаются гениальные музыканты, гениальный композитор, и в студии происходит такая своеобразная «химия». И глупо, если химик-композитор начинает выписывать какие-то формулы, ведь здесь от такого божественного соприкосновения рождается глубина. И она родилась Альбом очень оправдан с точки зрения формы: как музыка там строится, как внутрь музыкального номера пускаются инструменты, ничего не добавить, не прибавить. Все оправдано, без полумер».

Евгений Гришковец: «Когда я сам записывался – всегда смотрел на реакцию Макса: нравится ему, не нравится… Хотя семантической, смысловой, литературной стороной занимался только я, все-таки мне было важно его мнение как слушателя, и если ему что-то не нравилось - я убирал, то есть он таким образом здорово влиял и на текстовую сторону альбома. Я бы даже не стал что-то пытаться записывать в студии без его присутствия.
Потом он уже работал с музыкантами, со струнным квартетом. Он не ожидал, что это так трудно, впервые столкнулся с этой сложностью. Но нет ничего приятней, как наблюдать уставшего от любимой работы человека – он всегда прекрасен. Настолько прекрасным я его давно не видел».

Альбом «Секунда» нельзя назвать тотально электронным или живым, но в нем все-таки налицо значительный перевес в сторону акустики: живые барабаны, живой бас, живые гитары, кларнет, старинный рояль и даже струнный квартет. Все это создает палитру новой пластинки.

авторы «Секунды» комментируют композиции альбома

Зеленые глаза
Макс Сергеев: «Здесь использован текст Габриэля Эль-Регистана. Песня родилась еще в недрах «Бигудей». Я тогда отыскал некоторые тексты, которые мне очень понравились. И вот она существовала в форме песни. Жене она понравилась, и мы решили сделать из нее номер. Здесь поет Татьяна Селина, но сложно сказать, где припев, где куплет. Татьяна очень молодая, Женя говорит, что в ней много волнительности и свежего, юного мироощущения».
Евгений Гришковец: «Максим давно написал эту песню, в которой был только припев, и я понимаю, что в этом виде там витают образы, парадоксы иронии, такого почти бытового подлинного живого счастья. И мне нужно туда было привнести чуть ли не монолог подонка, такого опытного, неглупого, даже симпатичного, но подонка. Макс сомневался, но когда я продемонстрировал ему то, что придумал, это сразу его убедило и стало ясно, что так и случится».

Секунда
Макс Сергеев: «Одна из первых композиций. Там поет Алена, высоким, красивым, академически поставленным голосом».
Евгений Гришковец: «Это могло быть написано только в Москве, это четверостишие, и было ясно, что больше к этому ни добавить, ни прибавить. Это короткое высказывание, монолог, хокку жителя больших городов. Причем в концерте я добавляю к этому четверостишию слова: «я твой пассажир». Но здесь, на записи, в этом нет потребности, совершенно другие условия».

Год без любви
Евгений Гришковец: «Макс принес мелодию фантастической красоты, я не знал почему, но понял - это должно называться «Год». И как только он мне поставил, я сразу сочинил текст. Это самый лучший текст альбома - по высказыванию, по тому, как он сконструирован и тому, что в нем заложено. Взрослая история, это сможет понять тот, кто сильно переживал любовь. Вообще, тех, кто в данный момент пребывает в состоянии любви – альбом сильно заденет».

Песня
Евгений Гришковец: «Единственный трек, как и «Секунда», где фактически не говорится о любви. Здесь хотелось отразить мои ощущения. Я не музыкант, не сочиняю музыку, и даже те песни, которые сочиняет Макс, а я исполняю – они на меня также производят впечатление как на слушателя, и я хотел сообщить нашим слушателям, что я - точно такой же, как и вы, просто нахожусь с другой стороны динамиков. Звучит песня по радио – делаю погромче, и весь город превращается в видеоклип: все неслучайно, любые старушки, любой троллейбус. Меня поражает такая вещь: как бы наизусть не знал песню, мне нужно ее слышать, слышать ее звуки. Я почти уверен, все, что со мной происходит – автором этой песни не задумывалось. Это любовь к жизни».

Ночь первого снега
Макс Сергеев: «Это «классический» Гришковец, тем она и хороша. Она рождена от музыки, рабочее название было «Last song».
Евгений Гришковец: «Первый снег, с чистого листа. Это не новая история - так много говорилось, писалось стихов - ну и хорошо.. Она будет последняя в альбоме, не тревожная, а скорее успокаивающая».

Улица
Макс Сергеев: «С этой песни все началось, весной мне Женя прислал текст, который иначе выглядел чем все предыдущие работы, звучал иначе. Помню, Женя мне еще читал его по телефону. И после этого текста я понял, что будет новый альбом».
Евгений Гришковец: «Самая главная, лучшая фраза, которая в альбоме есть, где мне удалось выразить суть собственной жизни и жизни поколения сегодня живущих людей: «Я устал, но мне не надоело». И это точно отражает то, что со мной происходит – не надоело ни любить, ни жить, ни продолжать все это делать. Все, от чего я устал – мне не надоело. И с нее все началось, на бланке челябинской гостиницы «Славянка».

Смс
Макс Сергеев: «Для нас эта вещь как бы «r’n’b». В связи с чем возникла задумка пригласить МС».
Евгений Гришковец: «Это про любовь, про ожидание смс-сообщений. Я написал коротенький текст как провокацию. Возникла мысль пригласить МС, который допишет тексты, чтобы прозвучал «современный» голос, поскольку мой - все равно голос 40-летнего человека. Думаю, для 18-19-летних, кто пишет смс в тысячу раз быстрее меня, будет забавно услышать, что и 40-летний отправляет и ждет смс-сообщений, а голос МС как бы свяжет наши поколения».

Ты засыпаешь
Макс Сергеев: «Самая поэтическая вещь, по-моему, самый красивый текст. Песня решена практически в акустическом варианте».

Не молчи
Макс Сергеев: «Характерный новый Гришковец. Лаконизм, мудрость».

Опять глаза
Макс Сергеев: «Своеобразный трибьют тому, что мы делали раньше. Классические Гришковец и «Бигуди» со светлой, сентиментальной мелодией. Струнные, ритм, плюс веселый добрый текст».

Гришковец и «Бигуди» также порадуют поклонников новыми версиями песен «Настроение улучшилось» и «Вертолеты», но в альбом они не будут включены, а будут существовать как интернет-версии. Справедливости ради стоит сказать, что известнейший хит тандема, «Настроение улучшилось», давно приобрел свойства, характерные разве что для народных частушек: взяв за основу структурные особенности текста Гришковца, публика развлекается, упражняясь в собственных вариациях – в результате количество ситуаций, когда настроение способно реально улучшиться – возрастает неимоверно, и каждый случай индивидуален, и имеет право на существование, но нельзя не отметить, что оригинальные куплеты не смог превзойти никто.

Макс Сергеев: «Я много слышал версий в Интернете, как «добрых» так и «злых», но мне не очень везло на удачные варианты: версия либо хороша, но «злая», либо «добрая», но «никакая».

Это уже не то, что занимает умы самих артистов и их поклонников. Попробуем ответить на более сложный вопрос: «А как звучали бы Гришковец и «Бигуди» образца 34 года, какие тексты, музыка, тембр, подача, как это должно быть записано, и в какой стране?».
Материал лейбла Снегири-музыка
Снегири-музыка обладает полными правами на распространение этого контента в цифровом виде
Опубликовано Снегири-музыка 06 апреля 2011
Теги: 2007, снегири, секунда, евгений гришковец и бигуди, гришковец и бигуди
Комментарии